понедельник, 27 февраля 2012 г.

WikiLeaks: Совет Россия-НАТО после грузино-абхазской войны

Депеша относится к октябрю 2009 года и посвящена первому после событий августа 2008 г. заседанию Совета Россия – НАТО. В ходе состоявшейся в августе встречеминистров иностранных дел СРН на Корфу «никто… не попытался скрыть разногласий, например, по вопросу Грузии» (Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер). Выяснение отношений продолжилось на октябрьском заседании Совета Россия-НАТО. «В течение последних нескольких месяцев члены СРН с пристальным вниманием изучали состояние их отношений и перспективы деятельности СРН», - так этот период деятельности организации охарактеризован на сайте НАТО

Перевод

К О Н Ф И Д Е Н Ц И А Л Ь Н О РАЗДЕЛ 01 ИЗ 05 США-НАТО 000317 SIPDIS ПРИКАЗ 12958: РАССЕКР.: 22/07/2019 ТЕГИ: NATO, PREL, RS, GG, UP ТЕМА: ЗАСЕДАНИЕ СОВЕТА «РОССИЯ-НАТО» ПОКАЗЫВАЕТ, ЧТО СОТРУДНИЧЕСТВО ЛЕГЧЕ НЕ СТАНЕТ Засекретил: посол Айво Даалдер (Ivo Daalder), основания: 1.4 (b) и (d). 1. (C) Резюме: Первое заседание Совета Россия-НАТО (СРН) после встречи министров иностранных дел СРН на Корфу 27 июня превратилось в резкую перепалку по всем вопросам, в частности, по Афганистану, расширению НАТО, Грузии и Косово. Трехчасовое заседание началось конструктивно с ответа России на призыв США и других союзников [по НАТО] найти сферы для практического политического и военного сотрудничества в рамках СРН. В российском перечне были Афганистан, борьба с терроризмом, борьба с наркотрафиком, поиск и спасение на море, борьба с пиратством. Однако динамика заседания быстро изменилась после того, как заместитель секретаря Совета безопасности России Назаров начал отвечать на вопросы постоянных представителей [стран при НАТО] воинственной риторикой, изображавшей НАТО как угрозу России и международной стабильности. Во время своего импровизированного выступления он развил свою мысль, заявив, что расширение НАТО происходит без учета воли народов соответствующих стран, что НАТО вооружила грузинский режим, «виновный в многочисленных актах геноцида», и что операции Международных сил содействия безопасности (ISAF) являются причиной ухудшения ситуации в Афганистане. Посол Даалдер и другие представители союзных стран жестко ответили на эти обвинения, а многие, включая председательствующего, горячо защищали действия ISAF. Хотя российский постпред Рогозин завершил заседание, приветствовав его открытую и откровенную атмосферу, оно нанесло ущерб возможным объемам и темпам запланированного ранее расширения сотрудничества в рамках СРН. Конец резюме


СФЕРЫ, В КОТОРЫХ МЫ МОЖЕМ СОТРУДНИЧАТЬ


2. (C) Заместитель генерального секретаря Клаудио Бисоньеро (Claudio Bisogniero) открыл заседание, напомнив, что на встрече министров иностранных дел СРН на Корфу 27 июня было возобновлено сотрудничество между военными, и выразил надежду, что по вопросам, представляющим общий интерес, могут быть достигнуты определенные результаты. Он отметил, что борьбе с наркотрафиком – одной из ключевых сфер сотрудничества в рамках СРН – грозит нехватка 200 тысяч долларов, и попросил всех участников связаться со своими столицами и выяснить, можно ли будет рассчитывать на дополнительное финансирование. 3. (C) Посол Даалдер заметил, что встреча на Корфу была успешной, хотя и непростой, и повторил американскую позицию, что СРН должен стать «всепогодной» организацией, и практическое сотрудничество [между участниками СРН] должно развиваться во всех сферах, где это только возможно. Даалдер сказал, что Соединенные Штаты готовы изучать вопрос вовлечения России по всем вопросам и с нетерпением ждут российских идей по приоритетным направлениям сотрудничества. Даалдер также сказал, что такое сотрудничество должно быть содержательным и приносить пользу всем участникам СРН. Даалдер далее заявил, что СРН готов дать политическое благословение предложениям военных по возобновлению сотрудничества между военными. В заключение, посол Даалдер подчеркнул необходимость продолжать усилия по реформированию СРН, поставить СРН на прочный фундамент и сделать его структуру более эффективной. 4. (C) Российский посол Рогозин согласился, что работа по реформированию СРН в преддверии июньской министерской встречи на Корфу была полезной, добавив, что с нетерпением ждет ее продолжения в сентябре. Он указал, что неформальный статус министерской встречи не ограничивает будущее сотрудничество. По его словам, Москва дала зеленый свет сотрудничеству между военными, предложения должны быть конкретными, и работу следует начать немедленно. Рогозин привел список сфер возможного сотрудничества с соответствующими деталями, которые приводятся далее:


--Афганистан и борьба с терроризмом: соответствующая рабочая группа должна начать работу на практическом уровне.


--Разоружение: встреча специалистов по разоружению из МИДов должна состояться в Брюсселе в сентябре.


--Военно-техническое сотрудничество: начальник российской военно-технической службы [возможно, имеется в виду Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству – прим. перев.] мог бы приехать в Брюссель в конце сентября. Рогозин сказал, что документ [о взаимодействии] различных


США-НАТО 00000317 002 ИЗ 005


российских ведомств и агентства по техническому обеспечению и снабжению НАТО (NAMSA) почти готов. В сентябре можно было бы провести обсуждение по вопросам ISAF и потребностей афганской армии.


-- Операция «Активные усилия»: Россия хотела бы знать подробнее о силах и средствах, которые Союзные страны выделяют на эту операцию, чтобы лучше понимать, какой вклад может внести она сама.


-- Борьба с пиратством: Россия готова к практическому сотрудничеству по следующим пунктам: a) обмен информацией через заместителя российского военного атташе в Лондоне; б) Офицеры взаимодействия с TF-165 и 410 [не удалось выяснить значение этих сокращений, возможно, это воинские подразделения – прим. перев.] – обеспечение оперативной сплоченности; в) обмен информацией через российское посольство в Бахрейне с объединенной оперативно-тактической группой CJTF 151; г) обмен офицерами взаимодействия между флотами НАТО, ЕС и России, участвующими в борьбе с пиратством; д) разделение ответственности за сопровождение судов под российским флагом (sic); е) медицинская помощь в случае форс-мажорных ситуаций.


-- Противоракетная оборона театра военных действий: сотрудничество будет зависеть от решения Соединенных Штатов в отношении третьего позиционного района ПРО в Европе.


-- Доктрина: во время разработки новой стратегической концепции НАТО будет важна транспарентность. Для нас (НАТО и России) важно видеть угрозы параллельным образом. Россия не хочет в конечном итоге быть застигнутой врасплох враждебным документом. В ответ на готовность России информировать НАТО о своей (готовой) Стратегии национальной безопасности НАТО следует быть готовой общаться с Россией во время разработки своей стратегической концепции.


-- Борьба с наркотрафиком: Россия готова обучать пакистанцев в Домодедовском учебном центре, и для этого потребуется дополнительное финансирование. Россия также готова принять у себя немецких инструкторов.


-- Планирование гражданской обороны: Россия готова возобновить свое участие в этой деятельности, увеличить ее финансирование и выделяемые силы и средства. (Примечание: военная делегация США при НАТО обратилась в российскую миссию за уточнением этих идей. Миссия ответила в том смысле, что ее сотрудники не уполномочены обсуждать предложения, высказанные послом. Конец примечания.)


5. (C) Рогозин далее сказал, что улучшения в американо-российских отношениях по результатам Московского саммита позитивно сказываются на операциях ISAF. Он посетовал на то, что Бухарестское соглашение, разрешающее НАТО перевозить транзитом небоевые материалы, пока не используется. Рогозин также предложил проводить заседания СРН каждый месяц осенью для изучения эффективности СРН в каждой сфере взаимодействия; он привел в пример возможное октябрьское заседание по ISAF. 6. (C) Союзные страны, в частности, Италия, Франция, Германия, Испания, Греция, Румыния приветствовали перспективы расширения сотрудничества. Германия призвала возобновить деятельность рабочих групп СРН для подготовки рабочего плана на 2010 год. Франция считает, что рабочий план на 2010 г. мог бы быть разработан на основе анализа работы этих комитетов. Балтийские страны и другие союзники, которые осторожно относятся к вопросам взаимодействия НАТО и России, в этой части заседания не участвовали.


... НО «НАТО – ЭТО УГРОЗА»


7. (C) В рамках «Брифинга и обмена мнениями по Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.», о котором ранее просили Союзники [страны НАТО], заместитель секретаря Совета безопасности России Владимир Назаров выступил с пространным, техническим и местами утомительными разъяснением


США-НАТО 00000317 003 ИЗ 005


того, как формулировался новый российский документ по безопасности. Он уделил много времени таким аспектам стратегии, как образование и экономика, которые не имеют никакого отношения к соображениям применения военной силы, более актуальным для НАТО. Цель российского брифинга, как представляется, заключалась в том, чтобы показать союзникам (странам НАТО), что НАТО не о чем или мало есть о чем беспокоиться. В части, касавшейся основных вопросов безопасности, Назаров представил основополагающую цель России в этой сфере: это укрепление системы ООН и международного права в поддержку международного мира и стабильности. Он добавил, что цель заключается в том числе «в превращении России в мировую державу». 8. (C) Проблемы возникли, когда постпред [США] начал задавать вопросы, и Назаров отошел от подготовленного текста. Среди вопросов, которые задали представители союзников [по НАТО], были следующие:


-- Франция: каковы озабоченности России в сфере безопасности по отношению к остальному миру, например, по отношению к Ирану?


-- Словакия: каков подход России к потенциальным горячим точкам на Северном Кавказе?


-- Венгрия: российский документ по безопасности содержит критику НАТО. Открыт ли текст этого документа и другие положения к возможному его пересмотру Россией?


-- Румыния: может ли энергетическая безопасность быть предметом сотрудничества?


-- Польша: почему в российском стратегическом документе нет упоминания ОБСЕ, при этом министр иностранных дел Лавров утверждает, что мы должны укреплять эту организацию? Что вы имеете в виду, когда говорите, что предварительным условием для хороших отношений с НАТО является признание обоснованных интересов России?


9. (C) Назаров, заявив, что Иран с ядерными боеголовками и средствами доставки был бы «совершенно неприемлем» для России, обратил далее внимание собственно на НАТО. «Сегодня НАТО для нас – это угроза», - сказал он, - «и трансформация НАТО привела к появлению новых угроз». Назаров говорил так, будто считал, что объявляет об общепонятном факте. Он далее заявил, что НАТО, будучи организацией с глобальными амбициями, использовавшей силу без санкции Совета безопасности ООН, может рассматриваться Россией только в качестве угрозы себе. Он напомнил постоянным представителям, что не Россия приостановила деятельность Совета Россия-НАТО, и посетовал на то, что вследствие расширения НАТО альянс оказался ближе к российским границам. Он также посетовал на то, что ранее высказанные заверения в том, что военная техника НАТО приближаться к России не будет, нарушаются, и привел в пример базы в Восточной Европе и предложенный США противоракетный щит для Европы. Назаров далее сказал с сожалением, что перспективы вступления в НАТО стали причиной враждебности по отношению к российским гражданам в странах-кандидатах на вступление в Альянс. Он также посетовал на то, что вследствие такой динамики некоторые [страны-]кандидаты начали ставить под вопрос подлинную историю того, как была выиграна Вторая мировая война. Назаров сказал, что предельной позицией России является то, что ни одна группа стран не должна повышать свою безопасность за счет другой страны. 10. (C) Перейдя к проблематике Афганистана, Назаров сказал, что Россия должна играть активную роль, но что присутствие ISAF сделало Афганистан в десять раз опаснее. По его словам, производство наркотиков выросло в десять раз, и это привело к увеличению финансирования терроризма и возросшему потоку наркотиков в Россию. Назаров сказал, что, по его мнению, массовое присутствие личного состава не служит делу борьбы с терроризмом. Он заявил, что средний афганец считает, что за каждого убитого террориста убивают десять мирных граждан. Назаров сказал, что Россия знает по своему опыту антитеррористической борьбы на Северном Кавказе, что с терроризмом следует бороться небольшими подразделениями специальных сил на основе разведданных. Он сказал, что Россия готова развивать такой вид сотрудничества с Альянсом, особенно в отношении Афганистана. 11. (C) Очевидно расстроенный Назаров ответил на вопрос об энергетической безопасности, сравнив ситуацию с группой покупателей, жалующихся на свой супермаркет. Он сказал, что странам следовало бы создавать атмосферу доверия, и что постоянные представители при НАТО не могут рассчитывать, что Россия будет спокойно подвергаться давлению стран, которые систематически отказываются платить миллиарды долларов по счетам.


США-НАТО 00000317 004 ИЗ 005


12. (C) Первым вызвался ответить представитель Италии, которая в последние месяцы особенно активно выступала за более тесное сотрудничество НАТО и России. Постоянный представитель Италии Стефано Стефанини (Stefano Stefanini) сказал, что приветствует дискуссию, что Италия – из тех стран, что больше других позитивно относились к возобновлению сотрудничества НАТО-Россия, но что он совершенно четко протестует против мысли о том, что НАТО может рассматриваться в качестве противника России. В Стратегической концепции НАТО от 1999 г. четко отвергнут такой подход, так же как он отвергнут и в новой Стратегической концепции, которая сейчас разрабатывается. Стефанини далее сказал, что не может принять утверждение, что НАТО и ISAF в Афганистане играют отрицательную роль. Затем выступил постоянный представитель Великобритании Элдон (Eldon). По его словам, считать, что НАТО действует вопреки международному праву, нелепо. Он сказал, что не помнит, чтобы Россия получала мандат на войну с Грузией в 2008 г. Элдон далее сказал, что искать причинную связь с санкционированной ООН миссией НАТО в Афганистане также нелепо. Он выразил надежду, что диалог с Россией будет соответствовать своему потенциалу, и не будет рассматриваться Россией в качестве игры с нулевой суммой. Для обеих сторон есть потенциал развития отношений. Элдон закончил свое выступление словами, что не может понять, почему Россия считает НАТО угрозой, и напоминанием, что в соответствии со статьей 1 Хельсинкского заключительного акта, государства имеют право заключать договоры и вступать в альянсы. 13. (C) Председатель СРН, заместитель генерального секретаря НАТО Клаудио Бисоньеро (Claudio Bisogniero) после этого попытался завершить встречу, заметив, что дискуссия была открытой и честной. Однако Назаров его перебил, настаивая на том, чтобы ему снова дали слово. Назаров сказал, что в российском стратегическом документе по национальной безопасности НАТО не фигурирует в качестве угрозы, но, несмотря на это Россия видит наращивание военной силы у своих границ со стороны организации, использующей военную силу вопреки постановлениям Совета безопасности ООН. Он сказал, что не говорил о том, что производство наркотиков в Афганистане выросло в 10 раз из-за НАТО или что присутствие НАТО в этой стране является отрицательным фактором, но что это (рост производства наркотиков) произошло именно в это время – очевидно. Назаров сказал, что Россия всегда поддерживала территориальную целостность Грузии (Примечание: Эта фраза заставила многих подумать, не вкралась ли в перевод ошибка. Конец примечания). Назаров далее сказал, что несмотря на это, руководство Грузии совершило неоднократные акты геноцида. Он спросил постоянных представителей, зачем они вооружали режим Саакашвили. Назаров сказал, что грузинское вторжение в Южную Осетию последовало сразу после консультаций с государственным секретарем Кондолизой Райс. Далее он спросил, кто несет ответственность за Ирак, и кто на самом деле видел в Ираке ОМП. Назаров далее спросил, почему никто не спросил Украину, чего она хочет в отношении членства в НАТО, и, сослался на то, что 70% населения выступают против, в качестве доказательства того, что в этом вопросе это не был свободный выбор Украины. Он сказал, что знает, что у России нет права вето в отношении расширения НАТО, но что это не равняется обязательству хранить молчание по этому вопросу. 14. (C) Посол Даалдер сказал, что сожалеет о вынужденном продлении совещания, но ход событий не оставил ему выбора. Он согласился с озабоченностью, высказанной представителями Италии и Великобритании, сказав, что ссылки Назарова на Грузию являются примером нарушения самой Россией принципа территориальной целостности, при том, что международное право и международная система полностью разошлись с российской позицией. Посол Даалдер далее сказал, что очевидно, что с Россией сохранятся разногласия, но что сотрудничество по Афганистану – в интересах всех. Он особо остановился на характеристике, данной Назаровым воздействию НАТО на ситуацию в Афганистане, напомнив российскому представителю, что Совет НАТО (NAC) еженедельно собирается и анализирует, какие страны жертвуют жизнями ради общего дела. Даалдер повторил, что СРН должен быть «всепогодным» форумом, но отметил, что такое общение сотрудничеству не способствует. 15. (C) Российский посол Рогозин выразил удовлетворение тем фактом, что СРН используется в качестве площадки для «честной» дискуссии. Он заверил всех присутствующих, что Россия хотела бы победы НАТО в Афганистане, и выразил удивление раздражением союзников по НАТО


США-НАТО 00000317 005 ИЗ 005


из-за выступления Назарова, который «не обвинял НАТО в том, что та сажает мак». Рогозин предложил НАТО сотрудничать с ОДКБ по будущим антинаркотическим инициативам и заявил, что у Сербии была такая же проблема с территориальной целостностью, что и у Грузии. 16. (C) Постоянный представитель Германии Бранденбург предпринял слабую попытку связать расхождение во мнениях России и НАТО с «потерянным годом», в течение которого СРН не собирался. Он заявил, что теперь видно, что рабочим группам СРН нужно садиться за стол [и обсуждать накопившиеся проблемы]. 17. (C) Явно сердитый Бисоньеро подвел итог, сказав, что все должны сохранить конструктивные элементы движения вперед после встречи министров на Корфу 27 июня. Он напомнил всем, что НАТО действует в Афганистане от имени международного сообщества и под прикрытием резолюции Совета безопасности ООН. Председательствующий напомнил, что потери в Афганистане несет именно НАТО за все международное сообщество, и что за это Альянс должны глубоко уважать. 18. (C) Комментарий: совещание началось с попытки оживить сотрудничество в рамках СРН. С технической точки зрения, это удалось: и НАТО и Россия по-прежнему выказывают заинтересованность в том, чтобы взаимодействовать в сферах, в которых обе стороны видят выгоды для себя от такого взаимодействия. Тирады российского представителя в адрес НАТО во второй части встречи стали практическим напоминанием постоянным представителям, что успешные и продуктивные отношения с Россией нельзя выстроить только с помощью благих надежд. Некоторые союзники могут продолжать призывать к всеобъемлющему бюрократическому перезапуску СРН, но в сложившемся контексте они все больше будут выглядеть слепцами. Консультируясь с Вашингтоном, представительство США при НАТО продолжит продвигать реформу СРН. Мы также продолжим вести переговоры с целью формирования таких отношений НАТО-Россия, которые бы работали на основе принципов эффективности и взаимности в сферах, представляющих взаимную озабоченность, в которых НАТО может что-то от этого начинания выиграть. Конец комментария. ДААЛДЕР

Оригинал

C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 05 USNATO 000317 SIPDIS E.O. 12958: DECL: 07/22/2019 TAGS: NATO, PREL, RS, GG, UP SUBJECT: NATO-RUSSIA COUNCIL MEETING SHOWS COOPERATION WILL NOT BE EASIER Classified By: Ambassador Ivo Daalder for reasons: 1.4 (b) and (d).


1. (C) Summary: The first NATO-Russia Council (NRC) meeting since the June 27 Corfu Foreign Ministerial descended into a bitter exchange on issues across the board including Afghanistan, NATO enlargement, Georgia and Kosovo. The three-hour meeting began constructively, with Russia answering the U.S. and other Allies' call to identify areas for practical political and military cooperation in the NRC. The Russian list included Afghanistan, counter-terrorism, counter-narcotics, search and rescue at sea, and counter-piracy. The dynamic shifted quickly, however, after Deputy Secretary of Russia's National Security Council Nazarov answered PermReps questions with belligerent rhetoric, which portrayed NATO as a threat both to Russia and to international stability. Speaking off the cuff he elaborated on his assertions by claiming NATO enlargement takes place without regard to the will of the people in the affected countries, that NATO has armed a regime in Georgia "guilty of multiple acts of genocide," and that ISAF operations are the cause for a deterioration of the situation in Afghanistan. Ambassador Daalder and other Allies pushed back hard on these accusations, with many, including the Chair, making a spirited defense of ISAF activities. While Russian PermRep Rogozin concluded by welcoming the open and frank atmosphere in the meeting, this session has damaged the likely scope and pace of the previously-planned expansion of cooperation in the NRC. End Summary


HERE ARE THE AREAS WHERE WE CAN WORK TOGETHER...
2. (C) Deputy Secretary General Claudio Bisogniero opened the meeting by recalling that the June 27 Corfu NRC Foreign Ministerial meeting had restarted military to military cooperation, and hoped there could be progress on common interests. He noted that counternarcotics, one of the key areas of NRC cooperation, face a USD 200,000 shortfall and asked that all members consult capitals to see if additional funding would be forthcoming.
3. (C) Ambassador Daalder observed that Corfu had been successful, if not easy, and reiterated the U.S. position that the NRC should be an all-weather organization and that cooperation should take place in areas where practical cooperation is possible. Daalder said the United States was willing to explore engagement with Russia on all issues and looked forward to hearing Russian ideas on priority areas for cooperation. He said that such cooperation should be substance driven and must benefit all members of the NRC. Daalder affirmed that the NRC was ready to provide political blessing to military authorities' proposals on how to restart mil-mil cooperation. Finally, Ambassador Daalder also underlined the need to continue the NRC reform effort, to put the NRC on a sounder footing with a more efficient structure.
4. (C) Russian Ambassador Rogozin agreed that work on NRC reform in the run up to the June ministerial in Corfu had been useful, adding that he looked forward to continuing it in September. He indicated that the informal status of the ministerial did not limit future cooperation. He said that Moscow had given the "green light," on mil-mil cooperation, that proposals should be concrete, and that work should start immediately. Rogozin listed the following as areas for possible cooperation, giving the level of detail indicated: --Afghanistan and counter terrorism: A working group should start working at a practical level. --Disarmament: A meeting of disarmament specialists from MFAs should meet in Brussels in September. -- Military technical cooperation: The head of the Russian military technical service could come to Brussels at the end of September. Rogozin said a document between the various USNATO 00000317 002 OF 005 Russian agencies and NAMSA is nearly complete. In September there could be a discussion, particularly on ISAF and Afghanistani Army needs. -- Operation Active Endeavor: Russia would like to know more about the assets that Allies are allocating to this operation in order to understand better how to contribute. -- Counter piracy: Russia was ready for practical cooperation including: a) exchange of information via the Russian Deputy Military Attache in London; b) A liaison officer with TF-165 and 410 to promote operational unity; c) Exchange of information via the Russian Embassy in Bahrain with CJTF 151; d) Exchange of liaison officers between NATO, EU and Russian fleets engaged in counterpiracy; e) Shared responsibility for convoys of Russian flagged ships (sic); and, f) Medical assistance and support in case of force majeure. -- Theater Missile Defense: Cooperation would be contingent on what the United States decides regarding the third site missile defense decision in Europe. -- Doctrine: Transparency will be important during the development of NATO's new Strategic Concept. It is important for us (NATO and Russia) to see threats in parallel. Russia does not want to be surprised by an antagonistic document at the end. Russia's willingness to brief NATO on its (completed) National Security Strategy should be matched by NATO willingness to talk to Russia during development of the Strategic Concept. -- Counternarcotics: Russia was ready to train Pakistani students at Domodedevo training facility, for which additional finances will be required. Russia was also ready to welcome German trainers to Russia. -- Civil emergency planning: Russia was ready to renew its participation in this activity, bringing higher financing and increased assets. (Note: the U.S. Military Delegation to NATO has contacted the Russian mission for clarification relating to these ideas. The response has been that the officers are not authorized to discuss the proposals put forward by their Ambassador. End note.)
5. (C) Rogozin additionally portrayed U.S.-Russia cooperation enhancements arising from the Moscow Summit as having benefits for the ISAF operation. He complained that the Bucharest agreement to allow NATO to transit non-lethal material had not yet been put to use. Rogozin also proposed that the NRC hold monthly meetings in the fall to examine NRC effectiveness in each area of cooperation, giving the example of a possible October meeting on ISAF.
6. (C) Allies, including Italy, France, Germany, Spain, Greece, Romania welcomed the prospect for greater cooperation. Germany called for the NRC working groups to restart in order to prepare a Work Plan for 2010. France thought that the 2010 Work Plan could be developed on the basis of an analysis of the work of these committees. The Balts and other cautious Allies on NATO-Russia issues did not engage in this part of the meeting.
... BUT "NATO IS A THREAT"
7. (C) Under the title of "A Briefing and Exchange of Views on Security Strategy Until 2020 of the Russian Federation," which Allies had requested, Deputy Secretary of Russia's National Security Council Vladimir Nazarov gave a lengthy, technical, and sometimes tedious explanation of the USNATO 00000317 003 OF 005 formulation of Russia's new security document. He spent considerable time addressing aspects of the strategy such as education and economics which have nothing to do with the hard power considerations that are most relevant to NATO. The aim of the Russian briefing appeared to be to indicate to Allies that there was little or nothing for NATO to be concerned about. Where the briefing did address core security themes, Nazarov presented Russia's fundamental security goal as the strengthening of the UN system and international law, in support of international peace and stability. He also added that the goal was "of course, turning Russia into a world power."
8. (C) Problems arose when PermReps asked questions, and Nazarov strayed from his prepared script. Allies' questions included: -- France: What are Russia's security concerns in relation to the rest of the world, including for example, Iran? -- Slovakia: What is Russia's approach to potential hotspots in the North Caucasus? -- Hungary: The Russian strategy paper is critical of NATO. Is that text, like other provisions, open for possible review by Russia? -- Romania: Could energy security be a subject of cooperation? -- Poland: Why is the OSCE missing from Russia's strategy paper when FM Lavrov is claiming that we must strengthen it? What do you mean when you say the precondition for good NATO relations is recognition of justified Russian interests?
9. (C) Nazarov, after asserting that an Iran with both nuclear warheads and delivery systems would be "totally unacceptable" to Russia, turned his attention to the NATO Alliance itself. "NATO for us today is a threat," he said, "and the transformation of NATO brought new threats." Nazarov, speaking in a manner that indicated he thought he was announcing a commonly understood fact asserted that a NATO with global ambitions and an organization that used force without the sanction of the UN Security Council could only be seen as a threat to Russia. He reminded PermReps that it was not Russia that had suspended the NATO-Russia Council and complained that NATO enlargement was bringing the Alliance closer to Russia's borders. He complained that previous assurances to Russia that NATO military hardware would not get closer to Russia were being broken, citing bases in Eastern Europe and the U.S.-proposed missile defense shield for Europe as examples. Nazarov went on to complain that the prospect of joining NATO was the cause of hostility towards Russian citizens in countries that are candidates for membership in the Alliance. He also complained that this dynamic was leading some candidates to question the true history of how World War II was won. Nazarov said it remained a Russian redline that no group of countries should increase their security at the expense of another country.
10. (C) Turning to Afghanistan, Nazarov said that Russia should be active, but that the ISAF presence had made Afghanistan more dangerous by a factor of ten. He said that narcotics production had risen tenfold, leading to increased financing of terrorism and flows of narcotics to Russia. Nazarov said that he did not think military personnel "en-masse" could fight terrorists. He claimed that the average Afghani citizen believed that, for every terrorist killed, ten civilians were killed. Nazarov asserted that Russia knew, on the basis of its experience fighting terrorists in the North Caucasus, that terrorism should be fought by small teams of special forces fighting on the basis of intelligence reports. He said that Russia was willing to develop this kind of cooperation with Allies, particularly with respect to Afghanistan.
11. (C) A visibly frustrated Nazarov responded to the energy security question with the analogy of a group of customers complaining about their local supermarket. He said nations would have to create an atmosphere of trust, but that NATO PermReps could not think it was fine for Russia to suffer pressure from countries who systematically refused to pay billions of dollars of bills.


USNATO 00000317 004 OF 005
12. (C) Italy, which has in recent months been a major proponent of closer NATO-Russia cooperation, chose to reply first. Italian PermRep Stefano Stefanini said he welcomed the debate, that Italy was among those who most favored restarting NATO-Russia cooperation, but that he completely objected to the notion that NATO could be seen as an adversary of Russia. NATO's 1999 Strategic Concept had clearly rejected that approach, as would the new NATO Strategic Concept currently in development. Stefanini went on to say he could not accept the assertion that NATO and ISAF in Afghanistan were playing a negative role. UK PermRep Eldon followed, saying that an implication that NATO was acting contrary to international law was "preposterous." He noted he did not remember Russia obtaining a mandate for (its war with) Georgia in 2008. Eldon said that finding a causal link between a UN-mandate NATO mission in Afghanistan was also preposterous. He hoped the dialogue with Russia would live up to its potential and that it would not be seen by Russia as a zero sum game. Clearly there was potential for both sides to gain. Eldon closed his intervention by expressing that he was at a loss as to why Russia saw NATO as a threat and by recalling that Article 1 of the Helsinki Final Act stated reaffirmed the right of states to be a party to treaties of alliance.
13. (C) NRC Chairman Deputy Secretary General Claudio Bisogniero then attempted to close the meeting with the observation that it had been an open and frank exchange. However, Nazarov cut him off, insisting that he be allowed speak again. Nazarov said Russia's national security strategy paper had not actually called NATO a threat, but regardless Russia was witnessing a creeping of military forces up to its borders by an organization that uses military force in contravention of the findings of the UN Security Council. He claimed not to have said that NATO had caused a tenfold increase in narcotics production in Afghanistan, or that NATO's presence there was a negative factor but asserted that it was clear that the increase had taken place during this time. Nazarov said that Russia had always been committed to the territorial integrity of Georgia (Note: This left many wondering if there had been a translation error. End note). Nazarov said that, despite this Russian commitment, the leadership of Georgia had committed numerous acts of genocide. He asked PermReps why they were arming the Saakashvili regime. Nazarov said that the Georgian invasion of South Ossetia had followed immediately after consultations with former Secretary of State Condoleezza Rice. He went on to ask who was responsible for Iraq, and who had actually seen WMD in Iraq. Nazarov then asked why nobody asked Ukraine what it wanted in regard to NATO membership, citing 70 percent public opposition as evidence that Ukraine had no free will in the matter. He said he knew that Russia could not veto NATO enlargement, but said that this did not equate to an obligation to keep silent on the matter.
14. (C) Ambassador Daalder said he regretted to have to prolong the encounter but the turn of events left him no choice. He shared the Italian and UK concerns, highlighting Nazarov's references to Georgia as an example of where Russia itself had violated territorial integrity and where international law and the international system had universally disagreed with the Russian stance. Ambassador Daalder said that it was obvious there would be disagreements with Russia but that cooperation on Afghanistan would be in everyone's interests. He took particular exception to Nazarov's characterization of NATO's impact on Afghanistan, reminding the Russian that the NAC met every week and reviewed which nations had given lives for this cause. Daalder reiterated that the NRC should be an all-weather forum, but indicated that this conversation had not made cooperation any easier.
15. (C) Russian Ambassador Rogozin professed satisfaction that the NRC was being used for "honest" discussion. He assured all present that Russia would like to see a NATO victory in Afghanistan and expressed surprise at Allies' USNATO 00000317 005 OF 005 annoyance with Nazarov, who had "not accused NATO of planting poppies." Rogozin suggested that NATO negotiate with the CSTO on future counternarcotics initiatives and maintained that Serbia had the same territorial integrity problem as Georgia.
16. (C) German PermRep Brandenburg made a feeble attempt to claim that the difference of opinion between Russia and NATO came from a "lost year" when the NRC did not meet. He claimed this showed the need for NRC working groups to sit down together.
17. (C) A clearly irate Bisogniero summed up by saying that all should save the constructive elements of the way forward from the June 27 Corfu ministerial meeting. He reminded all that NATO was in Afghanistan on behalf of the international community, and under the cover of a UN Security Council Resolution. The Chairman recalled that casualties that fall in Afghanistan fall for NATO and for the whole international community, adding that all must respect them dearly for that.
18. (C) Comment: This meeting began as an engine to drive more useful NRC cooperation. On a technical level it succeeded, and NATO and Russia still appear committed to dealing with each other in areas where both see a benefit to the interaction. The Russian tirade against NATO in the second half of the meeting was a real-life reminder to PermReps that a happy and productive relationship with Russia cannot be engineered by hope. Some Allies may soldier on with calls for across the board bureaucratic restart of the NRC, but they will look increasingly blind to context. In consultation with Washington, USNATO will continue to push forward the NRC reform effort. We will also continue to negotiate for a NATO-Russia relationship that works on an effective and reciprocal basis, in areas of common concern, and where NATO stands to gain something from the endeavor. End Comment. DAALDE


Комментариев нет:

Отправить комментарий